София Губайдулина, композитор  (из письма, Аппен (Германия), 14.07.08)

 

«…Действительно, судьба композитора и вообще художника в мире – трагична. Даже самые сильные личности, самые талантливые творцы забываются после их исчезновения.

А в современной обстановке, которую я лично оцениваю, как стремление уничтожить культуру вообще, можно просто придти в отчаяние.

… Он (Клюзнер) действительно был композитором самого высокого класса, самой большой смелости и бескомпромиссности.

Особенно вспоминаются мне наши беседы о смысле искусства, о необходимости творческой активности, о чистоте художественных побуждений и страстности в реализации музыкальной формы.

Но не меньшую ценность составляло стремление эту фактуру сделать очень свободной, не сводимой к тактово-метрономической концепции. Выход за пределы такта был его особым свойством. В известной степени это качество составляло трудность для дирижеров.

Но для музыки в целом это - очень большое богатство».